Ашенвальский лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ашенвальский лес » Наши записи... » Рассказ


Рассказ

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Нашел потрясный рассказ в Контакте (кто знает что это)
Думаю стоит его здесь выложить.
Рассказ нашел в заметках у одного своего друга!

2

Виртуальная любовь.

Глава первая.

Повесть

Глава первая

Он проснулся рано. Было не позже шести утра. «Чёрт, на работу только к 9-ти. Чем бы себя занять?» – пошёл он к умывальнику, размышляя. Его звали Дмитрий, он жил в городе М., работал в поте лица. С первого взгляда – такой же как все. Но в свои 25 лет он успел многое повидать в жизни. Десять лет назад смерть отца, который разбился на машине, будучи пьяным. Потом бесконечная смена домов, квартир, скитания с больной матерью и пятилетним братишкой. Ему пришлось начать работать с 15-ти лет…А он так хотел пойти в институт и стать инженером-конструктором, чтобы строить самолёты. Почему именно туда? Очень просто. Он с детства боялся самолётов и хотел, чтобы другие люди и он сам в том числе начали не бояться летать на них. Но всё пошло не так, как он хотел, а так, как заставила его жизнь. Он работал грузчиком, электриком, сантехником, попутно оканчивая какие-то новые курсы, которые мало что меняли в его жизни. В 18 лет он попал в армию и два года был на войне. На его глазах было убито четверо его лучших друзей…Они сгорели в танке. А он в то время выбежал, чтобы кинуть гранату. Потом он вернулся домой и понял, что всё изменилось, и мир уже не тот, каким он бы хотел его видеть. Мать снова вышла замуж, причём за недостаточно хорошего человека, как ему показалось. Он сказал ей об этом, на что она ответила: «Не лезь в мою жизнь! Если тебе не нравится, то убирайся. Тебя не было рядом, когда нам нужны были деньги». - «Мама, но я же присылал тебе почти всё, что у меня было, что мне удавалось заработать!» – «Это не деньги в таком мире, как этот». Ему сказали убираться – и он ушёл. Снимая комнату, он познакомился с девушкой на два года младше него – дочерью хозяйки квартиры. Он влюбился и начал ухаживать за ней. Она отвечала взаимностью, но случилось страшное – она умерла. Как выяснилось, она забеременела и, никому не сказав, решила сделать аборт у бабки своей подруги, которая взяла с неё всего-то 200 рублей…200 рублей за смерть. Он не мог поверить, он кричал, не мог прийти в себя и поверить в это: «Нет, нет только не она! Почему?? Почему она не сказала мне? Я никогда бы не оставил её! У нас была бы семья, мы были бы счастливы! Почему она всё решила сама? Почему??» Он не понимал причины её молчания. После похорон мать его любимой девушки отдала ему её дневник: «Может быть, ты что-то там найдёшь для себя». – «Да, спасибо, я сохраню его как память». Но лучше бы он никогда не видел того, что было там написано. Тогда бы она навсегда осталась в его сердце как самое светлое, что было в его поганой жизни. Перелистывая последнюю страницу он прочитал: «…Завтра иду делать аборт. Можно, конечно, соврать Димке, что это его ребёнок, этот дурачок поверит, но мне ещё же надо выучиться, а уж потом мы с Костей подумаем стоит ли заводить детей». Дима закрыл тетрадь, спокойно вышел на лестницу и выкинул её в мусоропровод. На той квартире он жить больше не смог. Не только потому, что она предала его, но и потому что несмотря на этот поступок он не мог жить в квартире, где каждый гвоздик касался её рук. Он ещё любил её.
Он опять снял квартиру, выучился заочно на программиста и купил себе жильё. Одна комната, которая вполне подходила для него и его Криса – огромного пса, которого он подобрал на улице дождливым днём.
Высокий, широкоплечий, со спортивной фигурой, зелёными глазами и тёмными волосами Дмитрий не мог остаться обделённым вниманием прекрасного пола. Девушки менялись как перчатки. Ни одна не задерживалась просто потому, что он не верил им. Никому.
Зайдя вечером домой, он, как всегда, сразу прошёл на кухню: «Ну что, Крис, скучал? Вижу, что скучал. Ты мой хороший, ты мой верный. Нам ведь с тобой никто не нужен, правда? У нас с тобой крепкая мужская дружба. Мы никогда не предадим друг друга», - говорил он, гладя свою собаку и насыпая ей порцию корма. Одиночество стало его типичным состоянием и, хотя он действительно хотел создать семью, но не верил девушкам с того самого предательства самого дорогого ему человека, которое было совершено уже пять лет назад.

Он простил её, но не смог забыть того смешанного чувства боли и обиды, которое тогда испытал.
Он добился в жизни многого. Добился сам без чьей-либо помощи. Нашёл в себе силы учиться и работать, иногда засыпая над очередной книгой. День, когда он улыбался после смерти своей девушки – это день, когда он открыл ключами свою собственную квартиру. Вначале у него стояли там только кровать, плита, стол, стул и холодильник, но со временем он так обустроил свой дом, что с радостью спешил вечером туда.

Была осень. По улицам моросил дождь. Тот самый пронизывающий дождь, когда единственным желанием каждого бывает побыстрее забежать в тёплое место. По улице быстрыми размашистыми шагами шла, нет, она буквально бежала, девушка лет 20-ти – 23-х. Она была одета в синее кожаное пальто, такую же шапочку и где-то сзади неё болталась вязаная сумка. Сказать, что она была красива? Нет, она мало чем отличалась от других и в толпе не выделялась. Хотя… Было в ней что-то такое, что заставляло задуматься. Может быть, улыбка…Искренняя, чистая, немного детская… Или, возможно, странная привычка ни с того ни с сего начать прыгать и смеяться от радости…Но больше всего её глаза…Грустные, нежные, блуждающие в толпе. Кого она ищет? Быть может, себя…Или того, кто помог бы ей быть собой и чувствовать себя нужной. Она определённо кого-то искала. Не кого-то конкретного, а просто того, кто сразу поймёт, что она не такая, как все. Её глаза…Зелёные, печальные, полные невыплаканных слёз…Она шла и на ходу сочиняла стихи:
«Дождь
Промочит мою душу,
Омоет сердца раны,
Огонь в глазах потушит.
Я, может, грубой стану.

Дождь
Мне занавесит окна,
Стеной захлопнет двери
И провода все лопнут.
Я перестану верить.

Дождь
Со мною будет плакать,
Мечты мои развеет,
По крышам будет капать.
Наверно, я взрослею…»
Её звали Диана. Она жила в городе Н. вот уже с самого рождения – 20 лет. Она училась в консерватории по классу фортепиано на третьем курсе. Для свих юных лет девушка была очень талантливым человеком, обожала музыку и стихи, знала 3 иностранных языка, потому как благодаря родителям училась в частной школе. Точнее, не родителям, а отцу. Мама была домохозяйкой и хотя 5-комнатная квартира на плечах одного человека – это очень тяжело, она всё равно делала всё сама: готовила, стирала, убиралась. Мужа это устраивало – не надо тратить лишних денег, даже если недостатка в них не было.
Диана должна была выучится на экономиста, как и её отец, чтобы как и он уметь зарабатывать деньги. Он, естественно, сам хотел найти ей «достойную» партию, но и иметь диплом по его словам не будет лишним. Диана первый раз в жизни не послушалась и пошла в консерваторию, мама поддержала её, а папа тоже смирился после того, как она получила свою первую заслуженную награду.
Она росла спокойной, нежной и высоконравственной девушкой. Отчасти благодаря тому, что мама уделяла ей всё своё внимание и стремилась к тому, чтобы дочь стала независимой, уверенной в себе, но при этом очень доброй девушкой. В дополнение к этому её устоявшимся моральным убеждениям поспособствовал также суровый и строгий отец, неразрешавший ей ходить в ночные клубы, встречаться с молодыми людьми и вообще проявлять хоть какую-то инициативу.
Диана же хотела только одного – чтобы судьба матери не повторилась в ней самой. Не сказать чтобы они жили очень плохо, но всё-таки в этой семье подтвердился тот факт, что за деньги счастья не купишь. Бесконечные скандалы, крики, тщательно скрываемые, но становившиеся явными измены со стороны мужа, которые кротко переносила мать; не могли не отразиться на психике Дианы. Она выросла с твёрдым убеждением: «Хороших мужчин не было, нет и быть не может».

3

:) ....
продолжение?

4

Глава вторая

Поужинав, Дмитрий сел за компьютер. В последние три года этот ящик стал его неодушевлённым другом. Дмитрию приглянулся один чат о любви, и он стал наблюдать за присутствующими там людьми, изображающими чувства. Убеждение о том, что подсознательно человек тянется к тому, чего у него нет в жизни, нашло воплощение в век вычислительной техники, в частности, Интернета.
«Интернет. Избранное. Чат о любви. Ну…ну же! Опять так медленно…хотя куда торопиться, там всё равно не будет ничего заслуживающего внимания», - размышлял он про себя, загружая страничку.
«Ваш ник. Так, это у меня не меняется уже давно…Ник – Одинокий. Пароль – Обман…»
Страничка загрузилась, и он занялся любимым делом – «подсматриванием» за изображением любви. Дмитрий откинулся в кресле, читая разноцветные фразы. В голову приходили одни и те же мысли: «Неужели они и правда способны любить друг друга вот так, не видя, не чувствуя, не имея возможности обнять и поцеловать…А эти виртуальные браки – так это вообще пародия на действительность, чушь, блажь, суета! Хотя…глядя на них, можно даже иногда подумать, что они счастливы…Глупо. Смешно. Нереально».

Она забежала домой радостная:
- Мама, мне предложили подыграть нашему детскому хору при консерватории на городском конкурсе молодых талантов! Мама, я буду играть в Большом Концертном Зале, я так рада!
- Я всегда знала, Дианочка, что ты у меня умница.
Потом девушка подбежала к своим двум персидским кошкам, погладила и поцеловала каждую.
Поужинав, Диана подошла к «спутнику с людьми», как она называла свой компьютер, который отец подарил ей на двадцатилетие. У девушки не было другой возможности общаться, заводить друзей и просто развлекаться. Конечно, были три хорошие подруги, но встречались они настолько редко, что стали впоследствии только перезваниваться. «Да и что я могу рассказать им? У них весёлая студенческая жизнь, клубы, мальчики, веселье. А мне нечем хвалиться. Я же не буду им ярко и описательно передавать то, как мне нравится играть, и как я люблю, когда меня слушают», - отвечала она на расспросы мамы.
«Интернет. Яндекс, введите слово для поиска», - выдал её лучший друг. «Хм, - подумала Диана, - что же ввести? Игры я уже смотрела, статьи о любви и взаимоотношениях читала. Кстати, что за недоразвитая личность пишет, что самое важное – доверие. Доверять мужчинам? Ха! Смешные и глупые люди. Наверное, это писал сам мужчина». И она задала запрос: «Чат о любви». Всё равно любви-то хочется…
Яндекс выдал огромное количество чатов, у Дианы зарябило в глазах и она просто нажала на первую попавшуюся ссылку. «Так, что тут у нас. Очередная ерунда, наверное. Такое ощущение, что в чате сидят либо недалёкие люди, либо совсем чокнутые, типа тех, кто верит во всякую глупость. Виртуальная любовь, например. Виртуальные свадьбы. Это просто уход от действительности для тех, кто в реальности не может добиться этого чувства», - на мгновение она задумалась. А разве сейчас она описала не себя саму? Ей стало грустно и она хотела было уже выключить комп, но тут зарябили разноцветные строчки и она вошла в чат. «Ник. Хм…Какой бы взять ник? Надо подумать что могло бы создать обо мне истинное впечатление…Что бы это могло быть? Диана? Принцесса Диана? Нет, идиотизм…Может быть, передать состояние души? Да! Знаю. Ник – Одинокая. Пароль – Диана».
Он жевал бутерброд с копчёной колбасой и пил чай, как вдруг чуть не подавился от неожиданности, увидев надпись: «В чат входит Одинокая». Он лихорадочно начал соображать: «Что делать? Поздороваться? Заговорить первым? Нет, не стоит. Я в этом чате уже давно и не говорю ни слова, может, просто надо мной решили подшутить. А вдруг у человека так же погано на душе, как и у меня? Всё ведь в жизни бывает…А что если её кто-то обидел? Что же делать?»
Она зашла в чат и увидела в списке присутсвующих ник – Одинокий. Она немного удивилась, но не обратила особого внимания. Её тонкие музыкальные пальчики застучали по клавиатуре.

Одинокая: Здравствуйте.
Путник: Привет!
Демон: Хай.
Лесли: Приветик.
Дана: Привет.
Одинокая: А можно я Вам стихи почитаю?
Лесли: Ну давай.
Дана: Конечно, мы очень хотим!
Путник: Ну если больше заняться нечем, то давай…
Тогда Диана стала набивать своё любимое стихотворение Эдуарда Асадова «Чудачка», которое, как ей казалось, олицетворяло и её саму.

Одинокая: Одни называли её «чудачкой»
И пальцем на лоб – за спиной, тайком.
Другие – «принцессою» и «гордячкой».
А третьи просто – «синим чулком».

Птицы и те попарно летают,
Душа стремится к душе живой.
Ребята подруг из кино провожают,
А эта одна убегает домой.

Зимы и вёсны цепочкою пёстрой
Мчаться, бегут за звеном звено…
Подруги, порой невзрачные просто,
Смотришь – замуж вышли давно.

Вокруг все твердят ей: - Пора решаться,
Мужчины не будут ведь ждать, учти!
Недолго и в девах вот так остаться!
Дело-то катиться к тридцати…

Неужто не нравился даже никто? –
Посмотрит мечтательными глазами:
- Нравиться – нравились. Ну и что? –
- И удивлённо пожмёт плечами.
Какой же любви она ждёт, какой?
Ей хочется крикнуть: «Любви-звездопада!
Красивой-красивой! Большой-большой!
А если я в жизни не встречу такой,
Тогда мне совсем никакой не надо!»
Закончив печатать, она подняла глаза и увидела, как всем понравилось, но она обратила внимание только на одно высказывание:

Одинокий: И лишь ночами в голубом эфире
Порой мне снится сквозь метельный снег,
Что для кого-то где-то в этом мире
Я самый-самый главный человек…
Больше – ни слова. Только это. Строчки из стихотворения «Неотправленное письмо» Эдуарда Асадова. Люди в чате зашумели, стали говорить, что это – первое, что он сказал за всё время.
Одинокий (для вас, Одинокая): Знаешь, я действительно никогда не говорю ни с кем просто потому, что не было человека, с которым мне бы захотелось поговорить. Я тебе дам номер аськи (ICQ, знаешь такую программу, наверное), если захочешь – стучи. Сейчас я вынужден уйти, извини. Мне бы хотелось познакомиться с тобой.
Он написал это, не понимая, почему он это сделал.
- Знаешь, Крис, какая-то она не такая…Не могу объяснить. Ну не такая, как все, и всё тут. Что ты так смотришь? Думаешь, что я спятил? Нет, друг, мы ещё с тобой покарабкаемся. Давай пошли спать, - пробормотал он, зевая.

Придя на следующий день вечером с работы, он сразу включил компьютер и нажал на подключение к Интеренету, а сам пошёл на кухню разогреть еду. С кухни он услышал характерный звук, похожий на крик кукушки, когда в аську приходит сообщение. Он проверил, что там и увидел: «Пользователь Диана добавил Вас в список контактов». Он нажал на авторизацию пользователя: «Диана…Это она? Или нет? Может, кто-то другой? Почему она ничего не написала? Ладно, подожду и выясню. Диана…Красивое имя».

Загружая компьютер, она думала о том, встретит ли того Одинокого? Кто он? Какой он? И почему одинокий? «Он необычный…Одно из моих любимых стихотворений. Он же не мог этого знать, я ещё не успела ничего рассказать о себе. Сказали, что он не говорил вообще. Тогда что же он делает в чате? Следит за кем-то? Может, какой-то маньяк, который выбирает неопытных девочек и предлагает им перебраться в аську? Что-то меня это пугает…Мужчины ведь все абсолютно одинаковые», - мысли путались в её голове. В это время её размышления прервал звук ICQ. Она посмотрела на экран: «Пользователь Дмитрий добавил Вас в список контактов. Пользователь в сети». Она решила поздороваться и попробовать понять, что нужно от неё этому человеку.
- Здравствуйте, это Вы вчера просили постучать?
- Да, я. Мне бы хотелось познакомиться с Вами. Это возможно?
- Для какой цели?
- Как для какой?? Поговорить.
- Только поговорить и ничего больше?
- Конечно. А что ещё вы ждёте от знакомства в инете?
- Я – ничего.

«Что-то она какая-то не слишком дружелюбная…А какие стихи красивые читала. Может, это не она?» – он засомневался.

- Послушайте, девушка, Одинокая – это Вы?
- Нет, что Вы, я с папой, с мамой и с двумя кошками живу!
- Нет, я про чат и про стихи.
- Ааааааа….да, это я. А Вы почему Одинокий?
- Наверное, так сложилась судьба.
- Расскажете?
- Может, когда-нибудь расскажу.
- А почему не сейчас?
- Потому что я не слишком доверяю женщинам…
- Неужели?? Ну Вы прямо как я. Я тоже мужчин считаю потенциальными обманщиками.
- Не все такие.
- Все.
- Когда влюбитесь, то будете верить мужчине.
- Я не влюблюсь никогда.
- Почему же?
- Потому что не верю в любовь. Это мираж, который исчезает в повседневности.
- Вам так много лет, что Вы успели разочароваться в любви?
- Мне двадцать.
- Это ещё тот возраст, когда сердце полно надежд, устремлений и желания любить. Вас кто-то обидел?
- Да в общем-то нет. Просто я не понимаю смысла причинять боль тому, кто тебя любит. Я не хочу испытывать такую боль.

У Дмитрия стало тяжело на душе. Он вспомнил ту боль, которую испытал сам в двадцать лет и решил, что, возможно, эта девушка в чём-то и права.

- А Вы откуда?
- Я из Н..
- Уууууу, далеко. 4000 км от меня, я живу в М..
- Рада за Вас.

Потом завязался самый обычный разговор об интересах, увлечениях и предпочтениях. Она узнала, что он хорошо готовит, потому что живёт один, обожает свою собаку Криса, работает программистом и абсолютно не верит во всякую ерунду типа виртуальной любви, впрочем, как и она сама. Большего он пока рассказать не решился. Зато о ней он узнал очень многое: что она живёт с родителями и двумя кошками, читает и пишет стихи, учится в консерватории, играет на гитаре, знает три иностранных языка. В ходе общения он понял, что познакомился с очень хорошим человеком.

5

Красиво)...
а продолжение будет?
эдакий хэпи энд...
ну хотя он и так хэпи...
а насчёт виртуальных браков - не согласна!)

6

Глава третья

- Здравствуйте, Диана. Как у Вас дела?
- Вы знаете, наверное, мы можем обращаться на «Ты». Всё-таки пять лет – это не такая большая разница в возрасте, тем более, это всего лишь инет.
- Хорошо. Так как прошёл день?
- Всё нормально, только устала, и пальцы болят.
- Тебя не было неделю, я даже успел подумать, что что-то случилось.

Странно, но он поймал себя на мысли о том, что волновался за неё, хотя они были знакомы буквально один день.
- Нет, ничего. Просто я должна была выступать, пришлось много готовиться, времени совсем не было.
- Понятно. Как выступление? Я не сомневаюсь, что успешно?
- Да, столько оваций я не слышала никогда в жизни! Хотя аплодировали в основном не мне, а хору.
- Без тебя хор бы так не спел.
- Почему ты так думаешь?
- Ну как же они будут петь без аккомпанемента?
- Я улыбаюсь от твоих слов.
- Рад, что смог развеселить тебя.
- А у тебя как дела?
- У меня нормально, тружусь в поте лица. У нас сегодня погода хорошая, тепло. Наверное, последний раз перед окончательной осенью.
- У нас холодно…а почему ты не выехал на природу? Жена не разрешает?
- Я не женат и не собираюсь.
- Почему?
- Я говорил.
- Не помню…
- Не верю женщинам.
- По какой-то причине или это просто устоявшееся убеждение?
- По причине.
- По какой? Хотя прости, это не моё дело… Забудь, что спросила.
- У меня была девушка. Она сделала аборт и умерла. Я долго не мог отойти от этого, я любил её. Но потом выяснилось, что ребёнок был от другого человека, а со мной она просто развлекалась, когда тот был занят.
- Больно тебе было?
- Невыносимо…
- Прости, что затронула больные воспоминания…
- Ничего, уже пора забыть об этом. Это ты меня прости, что я жалуюсь тут на то, какой я несчастный. Я вообще-то первый раз об этом рассказал.
- Знаешь, но ведь не все девушки такие…может быть, где-то есть и та, которая тебя не предаст.
- Ты знаешь, я всегда был убеждён, что нельзя девушкам верить, но ты так меня успокаиваешь, что тебе я почему-то очень хочу поверить…не все такие, ты права. Ты не такая, как все…
- Слушай, извини, пожалуйста, но мне надо уйти. Пока. Спокойной ночи.

Ушла…Опять один. «Она так стремительно убежала. Может, испугалась моих последних слов? Как я понял, у неё парня-то никогда не было, а тут я ей такое заявил…Глупость сделал. А вдруг она больше не вернётся? Нет, ужас, не могу себе представить! А хотя…мне-то что, пускай не возвращается. Я же не верю в чувства по инету. Глупости это всё…чёрт! Чёрт! Нет!!! Да я же влюбился в неё…» - мысли опять путались, он пошёл на кухню, выпил тёплый чай и постарался уснуть. Это ему плохо удалось. Он вспоминал свою первую любовь, ту боль от обмана и боялся снова пережить это. Но вместе с этим он понял, что его девушка не была с ним настолько искренна и не рассказывала с такой чистой непосредственностью почти всё о себе в первый же вечер. Он засыпал: «Диана…»

Она проснулась с каким-то непонятным чувством. «Что со мной случилось? Я изменилась….И это замечаю не только я. Вчера Таньку встретила так она вообще странную вещь сказала: «Диан, да ты влюбилась. А в кого? Он симпатичный?» Ну что ей на это ответишь? Пришлось сказать, что да…Вот только в кого же я могла влюбиться?», - рассуждала она, подходя к компу. Это стало уже в порядке вещей – проверять по утрам почту, где Дмитрий присылала ей разные весёлые открыточки с надписью «Улыбнись!» Ничего личного, но приятно.
Вечер. Снежный ноябрь, а дома – мягкое кресло и любимый компьютер. Прошёл всего месяц с того дня, как он познакомился с этой удивительной девушкой, а уже всё в его жизни встало с ног на голову. Сомнений не было. Он влюбился. Впервые за столько времени он смог поверить девушке. Она не обманывала его, он это знал.
- Привет, Диан! Как ты?
- Всё хорошо, Дима. А у тебя как дела?
- Дима? Ты в первый раз назвала меня Димой…Меня так не называли уже очень давно…
- Прости, если тебе неприятно, я больше не буду так тебя называть.
- Ну что ты! Наоборот. Мне нравится. Очень.
- Хорошо.
- А что побудило тебя назвать меня так? Ты как-то не так стала ко мне относиться?
- Я сама не знаю что. Просто вырвалось.

«Просто вырвалось? Или нет? Может, она тоже что-то чувствует? Но нет, она же ясно говорила, что не верит ни в любовь, ни парням…Она решит, что я смеюсь над ней и я потеряю ей совсем, окончательно!!!», - судорожно схватываясь за каждую мысль, он всё-таки решился.
- Ты знаешь, Диана…Я должен тебе сказать одну вещь, но я боюсь, что это тебе не понравится…
- Говори.
- Я понял, что…Нет, это не то…Я не могу подобрать слова, ты представляешь! Первый раз в жизни я волнуюсь.
- Ну ты прямо как маленький мальчик на свидании!
- А ты на свидания ходишь?
- Нет, не хожу.
- Почему?
- Не приглашают…Да и нельзя мне.
- Как понять нельзя??
- Нельзя. Запрещают. Отец не разрешает. Так что ты хотел сказать?
- Ладно, неважно это.
- Почему-то мне так не кажется. Ты волновался, значит, это действительно важно.
- Я не знаю, как ты отреагируешь на такое.
- Говори. Хватит темнить, Дим.
- Я тебя люблю…

Связь прервалась…Или не прервалась? Он терялся в догадках и боялся, что испугал её своими чувствами. «Милая моя, родная, ну почему же ты так испугалась, почему? Ну хочешь, я совсем уйду, чтобы не обременять тебя? Хочешь? Ты дала мне свет. Я люблю тебя, как же я тебя люблю, родная!» – думал он, стоя у открытого окна и размышляя о ней. – «Как жаль, что ты этого не слышишь, ведь тогда ты бы поверила мне…Родная…Моё солнышко! Мой мир. Мой ангел…»
Ночью шёл дождь, девушка плакала. Слёзы лились градом по щекам: «Почему он это сказал? Он посмеялся надо мной? Но зачем? Мы так хорошо общались. Хотя он не похож на обманщика…Он говорил искренне. Как будто боялся меня обидеть…может быть…Может, он правда любит меня? Но вдруг это сон? Опять обман? Боль…я боюсь».

Весь день он чувствовал себя так, словно сидел на тысяче иголок. Вечером, не успев даже перекусить, он включил комп. Её не было. Он давно так не нервничал, разные мысли лезли в голову, но заслоняла их только одна: «Неужели я потерял её?»
Через две минуты он уже читал её письмо:
«Здравствуй, Дима. Прости, что я вчера так резко ушла. Я просто не знала, что тебе ответить. Ты понимаешь, что нельзя влюбиться в человека, не видя его? Понимаешь, что невозможно любить на расстоянии? Понимаешь, что будущего у нас быть не может? Знаешь, если ты просто посмеялся надо мной, то скажи лучше сразу, мне и так уже больно. Я не хочу плакать ещё больше. Мне плохо, не знаю почему. Я скажу тебе правду, хоть и боюсь. Я никогда никому не говорила этого просто… просто потому, что не чувствовала такого. Я знаю, что ничего дальше не будет. Но я люблю тебя.
Диана.»

Дима перечитал письмо раз пять, прежде чем смог поверить, что его чувства взаимны: «Она любит меня! Это действительно так. Эта девочка не может лгать. Ангел…ангел…ангел…Но она не верит мне! Что же делать? Я должен дать ей понять, что не шучу, что не играю, что я правда люблю её и мечтаю только об одном – быть с ней всегда! Я поеду к ней и докажу это. Я буду с ней. Как же я хочу обнять её», - тут его мысли прервал стук в аську.

- Здравствуй, родная. Не бойся ничего, слышишь? У нас с тобой будет всё замечательно. Я тебе обещаю. Люблю тебя очень, солнышко. Верь мне, это правда.
- Дима, ты понимаешь, ЧТО ты сейчас говоришь?? Это просто НЕВОЗМОЖНО!!!
- Милая, нет ничего невозможного.
- Я не понимаю тебя
- Ты любишь меня?
- Да.
- Я люблю тебя так, как никогда никого не любил.
- Это самообман, Дима…Тебе так не кажется? Мы даже не видели друг друга.
- Хочешь, я пришлю тебе своё фото?
- Пришли.
- Хорошо, потом вышлю. А теперь давай поговорим. Чего ты боишься, родная?
- Что ты меня обманешь.
- Такого не будет.
- Ты так уверен?
- Да. Я люблю тебя, моя девочка.

Утром она проверила почту. Он прислал фотографию, как и обещал. Диана чуть-чуть отодвинулась от экрана и ещё раз взглянула на симпатичного молодого человека, смотрящего на неё с экрана. «Он симпатичный. Улыбка чуть опустилась на краешки губ…Как будто он хотел улыбнуться, но что-то ему помешало. Грустные глаза. Очень грустные… Зелёные, как и у меня. Он сказал, что эта фотография сделана год назад. Интересно, в нём что-то поменялось? Но в принципе он мне понравился. Наверное, потому что я люблю его», - говорила она сама себе, выключая компьютер.

7

Глава четвертая

Была зима. Она бежала домой после очередной репетиции, чтобы успеть к девяти часам – времени, когда она по-настоящему бывала счастливой, забывая обо всём. Он так и не видел её фотографию. Ей даже стало казаться, что это единственный мужчина, которому не так уж важна внешность девушки. «Это радует. Значит, он любит меня искренне. Любовь к внутреннему миру человека гораздо сильнее той, что чувствуют обычно парни, видя красивую девушку», - думала она.
- Здравствуй, любимая. Как твои дела? Как ты себя чувствуешь?
- Всё хорошо, Димочка. А у тебя?
- Тоже. Скучаю по тебе.
- Я по тебе тоже очень скучаю. Знаешь, о чём я подумала. Мы ведь с тобой оба не верили в виртуальную любовь.
- Да, смешно и вспоминать. Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!!
- Я тебя тоже. Сегодня сон видела…
- Расскажи.
- Я иду по улице. Мне тепло. Я вижу тебя. Подхожу. Ты обнимаешь и целуешь меня. Дальше мы идём уже вместе.
- Здорово!
- Всё равно, солнышко, этому сну не суждено сбыться.
- Почему ты так считаешь?
- Потому что это правда.
- Знаешь, я сейчас подумал…
- О чём?
- Выходи за меня замуж.
- Милый, ты с ума сошёл, да? Виртуальные браки – это чушь, не имеющая ничего общего с действительностью.
- Может и так, не знаю.
- Тогда зачем говоришь такое?
- Я не про виртуальный брак говорил…
- А про что?
- Ты бы могла стать моей женой, воспитывать моих детей и жить со мной, пока смерть не разлучит нас?
- Как? Как я могу? Нет, конечно. Мы далеко, это нереально.
- Ты ответь на мой вопрос, пожалуйста.
- Могла бы.
- Я приеду летом к тебе.
- Ты серьёзно???
- Конечно. Сейчас я не могу. Я бы приехал прямо завтра, но мне отпуск дадут только в июле. Я на новой работе сейчас, там нужно отработать восемь месяцев прежде, чем могу получить отпуск.
- Послушай, Дима. Я не могу в это поверить…
- Это правда, родная. Я хочу быть с тобой всегда. Только с тобой. Быть рядом и вытирать твои слёзы, когда тебе плохо.

После разговора с Димой, она не могла уснуть часа три. Девушка тонула в чувстве нежности и любви, которую дарил ей виртуальный любимый. Она волновалась ещё и потому, что он взял номер её телефона и обещал позвонить.

На следующее утро её разбудил телефонный звонок. Приятный мужской голос спросил, можно ли к телефону Диану.
- Это я.
- А это я.
- Я поняла.
- Я тебя не разбудил?
- Почти нет, я уже собиралась вставать.
- Доброе утро, любимая!
- Доброе утро, Дима. Ты на работу уходишь?
- Да, приду в восемь. В девять буду с тобой.
- Хорошо.
- У тебя очень нежный голос, милая. Я его таким себе и представлял.
- Это радует, милый.
- Ну ладно, солнышко, иди завтракай. Тебе от меня самый нежный воздушный поцелуй, пусть он тебя греет целый день.
- Спасибо тебе, Дима. Целую. Пока.
Потом Диане пришлось очень долго объяснять маме, кто это такой и что ему от неё надо. Мама, естественно, поволновалась, но, пару раз взяв трубку, когда Дианы не было дома, она всё-таки решилась спросить о дочери.
- Дима, вы знаете, Диана ещё совсем девочка. Если вы хотите обидеть её, то…
- Что вы! Нет. Я никогда её не обижу и никому не позволю причинить ей боль.
- Вы искренне говорите?
- Да. Я люблю вашу дочь и хочу, чтобы она стала моей женой.
- Но мы не позволим вам увезти её отсюда! Ни за что! Вам не удастся это сделать!
- Успокойтесь, пожалуйста. Я не собираюсь увозить её, я сам приеду к вам. Не сомневайтесь, я люблю её.
- Хорошо, Дима. Спасибо вам. Надеюсь, что у моей дочери жизнь сложиться лучше, чем у меня.
- Я постараюсь сделать всё, чтобы она чаще улыбалась.

После того разговора мама больше не беспокоилась о том, что дочь вечера напролёт просиживает за экраном компьютера и , вздрагивая, бежит к телефону.

Он пришёл домой рано, часа в три, открыл почтовый ящик и увидел открытку от неё: «Здравствуй, солнышко! Поздравляю тебя с Днём Рождения и желаю счастья в личной жизни со мной!» Там был ещё маленький, но очень значимый для него подарок – её фотография. Он любил свою Диану безумно, но теперь влюбился ещё больше. Влюбился в её глаза – зелёные, печальные, невероятно красивые и кристально-чистые. «Странно. Прошло уже четыре месяца, как мы познакомились…Никогда в жизни не думал, что любовь по инету может длиться так долго, что такое вообще возможно. Милая, как же ты много значишь для меня…», - разговаривал он с фотографией.
Раздался телефонный звонок.
- Димочка, я из консерватории звоню. С Днём Рождения тебя! Желаю всего того, чего ты сам себе желаешь. Пусть сбудутся твои мечты.
- Моя мечта – это ты, моя хорошая. Я так к тебе хочу.
- Я тоже хочу к тебе и жду лета, как чего-то волшебного.
- Я люблю тебя, милая.
- Я тебя тоже люблю.
- Хочешь, стихотворение? Сегодня написала. Для тебя.
- Конечно!
- Может, это просто сказка.
Я не знаю, как всё объяснить,
Но твоя невидимая ласка
Мне всё больше помогает жить.

Может, это мои грёзы.
Только ты того не знаешь,
Но мои живые слёзы
Ты невидимо стираешь.

Может, это наважденье
На других концах земли.
Я не знаю объясненья
Для невидимой любви…

- Родная моя, спасибо тебе. Как я тебя люблю…
- Также как и я тебя, наверное.
- Нет, больше.

8

Глава пятая

Наступил апрель месяц. По улицам пробежали первые шаги весны: растаял снег, появились первые цветки мать-и-мачехи. Природа пробуждалась. Пробуждались люди. Всем хотелось тепла, все мечтали о любви. Диана шла по улице, улыбаясь встречным людям. Ведь влюблённый всегда улыбается чему-то своему, неправда ли? Она шла и вела внутренний монолог:

Быть любимой.
Быть нужной.
Это какое-то непонятно-сладкое чувство.
И кажется, что Земля уходит из-под ног,
Когда ты просто слышишь три слова:
« Я люблю тебя».
Я никогда не думала, что это так хорошо.
И пусть все вокруг твердят нам о нашей глупости
И невозможности,
Мы всё равно будем вместе,
Мы будем любить.
Просто потому что самое важное на свете –
Это быть любимым.
Быть нужным.
Быть до невозможного
Необходимым».

Ей было хорошо, потому что она шла и думала о предстоящей встрече, ждать которой осталось всего три месяца. Девушка пришла домой, поцеловала маму и двух кошек, поужинала и пошла к компьютеру…Но компьютера не было.
- Мама! Мама, я не понимаю…что? Где? Почему??
- Диана, это папа…
- Что папа?
- Он унёс компьютер и сказал, что больше ты его никогда не увидишь.
- Куда он его унёс??? Это же был подарок! Почему?
- Потому что взял трубку сегодня днём. Я не успела. Прости, доченька.
- Он взял трубку и что? Я ничего не понимаю! Что произошло?
- Позвонил твой Дима. Отец спросил, кто звонит, откуда и что ему от тебя надо. Я не слышала, что ответил Дима, но отец сказал: «Забудь о ней, ты её никогда не увидишь. Уж я об этом позабочусь. И не смей сюда звонить, понял?»
- Мама, почему? Почему?? Я что, не имею права быть счастливой? Я должна всю жизнь его слушаться? Должна быть покорным созданием? Не хочу! Я уеду к нему!
- Дочка, ты не можешь уехать.
- Могу. Мама, ты мне одолжишь денег?
- Нет. Отец спрятал все деньги.
- Но почему всё так несправедливо, почему???
С этими словами Диана убежала к себе в комнату, закрылась и прорыдала всю ночь. Больше всего на свете она хотела позвонить Диме, успокоить его, но сотовый был в ремонте, а отнёс его туда отец. «Ясно, теперь я и сотового не дождусь…Что мне делать? Как мне без него жить?» - плакала она, зарывшись в подушку.
Прошла неделя, папа поменял номер домашнего телефона, строго следил за каждым шагом дочери и выдавал ей ровно по тридцать рублей – на обед в столовой. Диана проводила в консерватории по восемь-девять часов в день, но не тратила ни рубля. В итоге к субботе у неё накопилось немного денег на Интернет-салон.
- Дима, это я. Ты здесь?
- Да, я здесь. Я волновался за тебя. Куда ты пропала?
- Папа забрал у меня комп, сейчас я из Интернет-салона.
- Почему он так?
- Не знаю. Выбрал мне «достойного» кандидата, наверное…
- Не переживай, милая. Если захочешь, я тебя сюда увезу.
- Ты главное приезжай…
- Я приеду. Я до тебя дозвониться не могу, соскучился по тебе.
- У нас номер поменялся, я тебе его сейчас скажу. Только будь осторожнее, пожалуйста.
- Хорошо, родная.
Теперь они виделись гораздо реже, всего два раза в неделю и раз в неделю он ей звонил. Но они любили и не могли жить по-другому.

- Здравствуй, Дима.
- Здравствуй, любимая. Я по тебе скучаю.
- Я тоже скучаю очень сильно…
- Потерпи, милая ещё два месяца.
- Хорошо. Мне грустно.
- Что случилось?
- Ничего. Просто грустно. Бывает иногда такое. Весенняя депрессия, может быть.
- Не грусти, милая. Я с тобой.
- Ты далеко…
- Я всегда с тобой, родная. Помни это, когда тебе очень плохо.
- Стихотворение сегодня написала…
- Напиши.
- Бешено сердце колотится.
Строчки врезаются в душу.
Может быть, что-то изменится,
Если экран мы потушим.
Может, тогда всё закончится.
Это всего виртуальность,
Если модем вдруг отключится.
Нас вновь толкая в реальность.

Бешено сердце колотится,
Глядя на буквы и символы,
Странные точки и скобочки –
Боль эта невыносимая.
Может, замкнёт электричество,
Снова толкая в реальность.
Время слепого Величества,
Имя её – виртуальность.
Бешено сердце колотится.
Странное, глупое чувство.
Может, когда-то и кончится
Это взаимобезумство.
Может, когда-то ослепну я…
Кончится вдруг виртуальность.
Если тогда не приедешь ты,
С кем разделю я реальность?..
- Я приеду, милая…Приеду гораздо раньше.
- Хорошо.

Через месяц, как снег на голову, неожиданно пришёл День Рождения. Наверное, это был самый счастливый день в её жизни. Она проснулась от удивлённого возгласа мамы: «Такие цветы? Неужели это нам? От кого? Из города М.?»
Диана выскочила в ночной рубашке в коридор и увидела огромный букет белых роз с открыткой: «С Днём Рожденья, любимая! Дима.» Никогда ещё она не чувствовала себя настолько нужной кому-то. Это было волшебно, как будто она проснулась сказочной принцессой, у которой сбываются все мечты. Она уже уходила, когда услышала междугородний звонок. Он позвонил и поздравил с праздником, пожелав здоровья, счастья, бесконечной любви, которую он берёт на себя и двух детишек – мальчика и девочку. Ей было невероятно хорошо.

- Здравствуй, любимая. Я так рад, что ты пришла.
- Я соскучилась.
- Знаю. Я тоже. Ничего, солнышко, потерпи ещё чуть-чуть.
- Я уже считаю дни до начала июля.
- Я знаю, милая. Осталось ровно тридцать четыре дня.
- Дожить бы…
- Доживём, родная. Обязательно.

В первый раз она испугалась в следующую субботу, когда он не позвонил. Мама успокаивала её, говоря, что могут быть разные причины; но она плакала, не зная, что с ним и где он. Через неделю он опять не позвонил. Она не знала, что и думать, не находя себе места. Когда она набрала его номер, то услышала только длинные гудки… «Боже, неужели с ним что-то случилось? Пожалуйста, только не это! Пусть с ним всё будет хорошо. Пожалуйста. Умоляю тебя, Господи!» – бормотала она, опустившись на колени ночью. Спать она всё равно не могла.

Прошло ещё две недели. Диана похудела, глаза перестали сиять, выражение лица было постоянно-тревожным. Она не спала совсем, а если и удавалось уснуть, то от каждого шороха она вздрагивала. Любые телефонные звонки вызывали у неё смесь страха, боли и надежды. В Интернете был список писем, которые она написала ему и ни одного ответа. Она не знала, что думать. Она посылала ему письмо по почте, но никаких сообщений не было. Ей никогда не было так плохо и страшно за любимого человека. Она боялась.

9

Глав шестая

Дима лежал в больнице. Он безумно скучал по ней, но знал, что будущего быть не может. Он хочет этого, но не имеет права делать её несчастной. Она не заслуживает этого. Ему было плохо. Он не знал, как ей сказать, что всё кончено, причиняя как можно меньше боли…

Месяц назад в его доме прогремел взрыв. Оказалось, что какой-то алкоголик с третьего этажа включил газ и через два часа после этого закурил. Было около десяти часов вечера – то время, когда почти все жильцы уже находились дома. Дима как раз собирался сесть за компьютер, но, услышав грохот, выскочил на лестницу. Он жил на восьмом этаже. Почувствовав ужасную вонь газа вперемешку с гарью, он помчался вниз. Плакали дети, слышались крики о помощи.
«Вызовите «скорую», пожарников и милицию! Срочно!» – заорал он, выхватывая на третьем этаже грудного ребёнка из рук умирающей матери. На улице он отдал ребёнка проходящей мимо насмерть перепугавшейся парочке. «Все на улицу! Быстро!» – прокричал он, вновь вбегая в подъезд. В армии их научили тому, как действовать в подобных ситуациях, и он прекрасно знал, что огонь, перекинувшийся на три соседние квартиры, может привести к новым взрывам. В последующие десять минут он вынес ещё троих детей и помог выйти четверым пожилым людям. Остальные жильцы выбрались сами. Машина пожарной службы только что приехала.
Дима опять забежал в подъезд: «Крис! Крис! Спускайся сюда! Крис!» Взяв кинувшегося к нему Криса за шею, Дима уже собирался выскочить на улицу, как услышал детский плач. Звуки доносились с четвёртого этажа. «Крис, ищи!» - Дима помчался наверх. Ребёнок плакал в квартире находившейся над той, где был несчастный случай. Дима выломал дверь (к счастью, она была не железной), ворвался внутрь и увидел лежащих на полу мужчину и женщину. Они задохнулись от дыма. Дима помчался дальше, он не мог понять, откуда шёл плач. Наконец, он увидел детскую ручонку, которая виднелась в углу комнаты. Девочка спряталась за шкаф. «Иди сюда, малышка, я тебя не обижу. Обнимай крепче», - с этими словами он схватил ребёнка на руки и побежал к выходу. «Мама, папа!» - закричала она, рыдая. «Тише, тише, малыш. Сейчас я только придумаю, как нам выбраться отсюда. Всё будет хорошо, слышишь? Не бойся…» – бормотал он. Огонь дошёл до двери и отрезал путь на лестницу. Крис бешено лаял. Языки пламени уже подбирались к кухне, где стояла газовая плита. Тогда Дима подбежал к окну, открыл его и знаками показал пожарным, что не сможет выбраться без их помощи. Первой спустили девочку, потом Дима отправил Криса…А потом прогремел ещё один взрыв… Только уже совсем близко.

Очнулся он уже в больнице. Дима открыл глаза. Было темно. Вдруг откуда-то сбоку раздался женский голос.
- Слава Богу, вы очнулись! Ну теперь уж вам точно дадут какую-нибудь награду. Вы же десять человек спасли!
- Девушка, включите свет, пожалуйста.
- Но…но он включен…Боже! Доктора! Я сейчас, минутку. Доктора сюда!
Слышались шаги, вошли люди. Дима слышал их голоса и что они бессильны. Его осматривали, делали что-то с глазами, но всё было бесполезно. Он так и оставался в кромешной тьме.
Вот уже месяц его держали в больнице, завтра должны были выписать. Сразу, как только очнулся, Дима позвонил другу и попросил приглядеть за Крисом. Остальные дни парень думал только об одном: «Как сказать ей, что всё…что всё кончено? Как заставить поверить, что надежд на будущее быть не может? Что я теперь могу ей предложить? У меня нет глаз, значит, нет и работы. Слепой программист…Да кому я нужен такой?? Любимая моя, всё-таки я тебя потерял. Я уйду сам, моя хорошая. Только ты главное отпусти меня…»
Домой его привёз друг. Дима вошёл в дом, слышал звонкий лай, почувствовал тёплое дыхание и понял, как радуется ему Крис. «Ну что, друг, вот и всё. Остались мы с тобой опять вдвоём, без женского внимания. Навсегда вдвоём…» – гладил он пса.
Ещё неделю он не мог позвонить ей. Не знал, способен ли услышать, как она плачет. В конце концов он решился. Сначала хотел выпить для храбрости, но потом передумал, потому что побоялся, что сорвётся и скажет ей правду. А этого делать было нельзя, потому что в этом случае она не оставит его ни за что.
- Здравствуй, Диана.
- Дима! Димочка, я так волновалась! Куда ты пропал? Что с тобой случилось? Всё в порядке?
- Диана, я не могу больше обманывать тебя.
- Что такое? Я не понимаю…
- Забудь меня. Я встретил другую девушку. Я полюбил её. Прости.
- Подожди…ты врёшь мне сейчас! Дима, ты врёшь! Я звонила несколько раз, тебя не было дома. С тобой что-то произошло.
- Ничего не произошло. Просто я был в отпуске.
- Как в отпуске? Не предупредив меня?
- Прости, что так получилось. Я познакомился с ней, и через неделю мы вместе уехали в отпуск.
- И всё-таки я была тогда права. Ты такой же, как все. Ты обманул меня. Я ненавижу тебя…но плакать я не буду, обещаю. Что ж, будь счастлив, Дима.
- Ты тоже. Прости за всё, что было и чего уже не будет.

Он повесил трубку, пошёл в ванную, взял бритву и начал резать вены: «Я люблю тебя, моя милая, мой светлый ангел. Ты поживи и порадуйся на свете за нас двоих, ладно? У тебя всё будет хорошо. Я об этом попрошу ТАМ, наверху. Я в это верю, малыш…улыбайся почаще, я помню твою улыбку. Я помню твои глаза…как жаль, что мне не суждено их увидеть. Ты поживи на свете, а если ты когда-нибудь простишь меня, то, может быть, мы встретимся ТАМ, в раю; если, конечно, я туда попаду после того, как посмел причинить тебе такую боль…Я люблю тебя, Диана» – он почувствовал как заструилась кровь, но в этот момент в дверь ванной бешено стал биться Крис – его верный пёс. Он лаял, скулил так, словно умолял не оставлять его одного…

После того случая Диана попала в больницу с диагнозом "нервное истощение". Она очень долго не могла осознать, что единственный человек, который мог бы сделать её счастливой, предал её.

10

Продолжение будет?...

11

Глава седьмая

«Дорогая, мы все вместе едем на курорт в город М.!» - прокричал с порога запыхавшийся Сергей.
«Нет, Серёжа, я прошу тебя…Пожалуйста, только не туда. Только не туда…» – прошептала Диана, обессилено опустившись на диван.

Она вышла замуж четыре года назад, год спустя родилась Леночка. Прошло уже почти пять лет с того дня, как она потеряла свой смысл жизни в лице Димы. Полгода её таскали по всем больницам, пытаясь хоть как-то привести в чувство. А потом появился Сергей. Он не свалился, как снег на голову, они были знакомы уже с первого курса. Когда она, наконец, вышла из академического отпуска, он очень обрадовался. Они начали дружить. С её стороны не было никаких намёков на что-то большее. Возможно, поэтому она не замечала, как искрятся его глаза, когда он смотрел на неё, слушал её, «нечаянно» дотрагивался. Через два месяца их общения в качестве друзей он предложил ей выйти за него замуж. Она согласилась. «Он любит меня. Я поклялась в тот день, когда Дима обманул меня, что никогда и никого не полюблю, чтобы не чувствовать больше такой адской боли. Так пусть лучше человек, который любит, делает всё для меня. А я буду позволять себя любить…Он достойный человек, и я выбрала его сама. Не хочу, чтобы родители навязывали своё мнение. Я постараюсь стать ему хорошей женой. Всё равно любить я больше никого не смогу, так хотя бы это», - размышляла она ночью.
Они прилетели в М. две недели назад, обошли уже все достопримечательности, рестораны и места развлечения для детей.
В один день они гуляли по городскому парку. Серёжа играл с дочкой, а Диана рассматривала деревья и вообще то, как красива может быть природа в единстве всех вещей. Вдруг она услышала знакомый до боли голос: «Крис! Крис, ну где же ты? Я же не могу тебя искать. Иди сюда, Крис!» Диана обернулась и увидела человека в чёрных очках. Он был скромно, но аккуратно одет и шёл очень медленно, нащупывая дорогу палочкой. «Боже, да он ослеп! Что же с ним случилось? Когда это случилось? О, нет…Боже…Я всё поняла. Он любил меня, он обманул меня в тот день! Но зачем он это сделал? Почему? Неужели он думал, что я оставлю его? Ах, да…конечно же, он как раз таки знал, что я не оставлю его и побоялся быть обузой…Глупый мой человечек…Подбежать, спросить? Что же делать? Что? А Серёжа?..» – её сердце бешено колотилось. Она не выдержала и подошла к мужу, объясняя что-то о том, что ей просто необходимо поговорить с этим человеком. Сергей ни о чём не спросил, но по глазам увидел, что это для неё жизненно важно.
Молодой человек уже уходил, она догнала его быстрыми шагами и остановила, чуть дотронувшись до руки.
- Дима!
- Кто? Кто здесь? Опять галлюцинация? Уходи. Оставьте меня в покое…прошу вас.
- Дима, это действительно я. Извини, если помешала. Ты уже уходишь?
- Да, я собирался уйти. Диана? Неужели это ты?
- Да. Ты торопишься домой? Тебя кто-то ждёт, да?
- Нет, Диана. Меня никто никогда не ждёт. Я мало кому нужен в этой жизни. Наверное, только вот Крису и всё.
- Ты был нужен мне, но ты обманул меня, не хотел открыть свою душу.
- Да, я обманул тебя. Я солгал в тот день. Спасибо тебе за всё. За то, что я любил тебя. Эта любовь до сих пор помогает мне жить.

Их разговор прервал детский голосок: «Мама, мы в зоопарк пойдём?»
- Твоя дочка, да? Как её зовут?
- Её зовут Лена, ей три года.
- Знаешь, я так счастлив, что у тебя всё хорошо. Муж любит тебя?
- Да.
- А ты?..
- Ты знаешь, кого я люблю. Ты так обидел меня тогда, но я всё равно не смогла освободиться от этого чувства.

Они договорились встретиться на следующий день и просто поговорить. Вечером Диана решила рассказать правду Сергею, но он остановил её попытку. Он всё знал. Перед свадьбой мама Дианы поведала ему о той несчастной любви, что испытала дочь.
- Послушай, дорогая, я всегда знал, что ты стремишься к нему, не ко мне. Я любил тебя и сейчас люблю. Мне хватает просто того, что ты рядом.
- Прости, Серёжа. Я не думала, что ты знаешь о той истории.
- Теперь ты уйдёшь к нему?
- Почему ты так решил?
- Он же не предавал тебя. Он до сих пор любит тебя. Это понял даже я.
- В тот день, когда он хотел, чтобы я исчезла из его жизни, он сам сознательно делал свой выбор.
- Тогда зачем ты идёшь завтра к нему?
- Серёжа, мы просто поговорим. Мы действительно много значили друг для друга.
- Ты любишь его до сих пор…
- У меня есть дочь и ты.
- И он…
- Перестань, я прошу тебя.
- Хорошо. Только если ты решишь остаться с ним, предупреди нас, ладно?
- Что ты болтаешь? Разве я смогу оставить своего ребёнка??
- Это я просто на всякий случай сказал. Извини.

Она шла по улице по направлению к городскому парку. На другом конце улицы она увидела Диму, который шёл туда же. «Дима, я сейчас перейду к тебе», - услышав её голос, он пошёл к ней через дорогу…
Сигнал машины. Скрежет тормозов. Удар. Толпа людей, обступивших место происшествия. Робкий голос водителя: «Да честное слово, я не видел, что он слепой! Вызовите «скорую» кто-нибудь, он ещё дышит».
Как в тумане она раздвинула руками толпу, на ватных ногах подошла к лежащему на асфальте человеку, моля Господа только об одном: «Только бы это был не он, только не он…» Но это был он. Голова разбита, очки слетели на пол, и она увидела его остановившийся взгляд – зелёные, печальные, странные глаза…Она села к нему и подняла его голову.
- Диана… - хрипло прошептал он.
- Димочка, я здесь. – сказала она, сев на асфальт, и взяла его за руку.
- Я знаю, что ты здесь. Я чувствую тебя.
- Всё будет хорошо. Сейчас приедет врач и…
- Милая, давай не будем обманывать друг друга и тратить время на бесцельные разговоры о том, что всё будет хорошо.
- Не умирай, пожалуйста, не умирай… - слёзы катились по щекам.
- Я не жалею, что умру сейчас, поверь мне. Я имел счастье познакомиться с тобой, почувствовать тепло твоих рук, узнать, что твоя жизнь сложилась хорошо, услышать голос твоей дочери. Я уйду туда, не беспокоясь больше о тебе. – говорил он нежным голосом, чуть сжимая её руку.
- Дима…
- Солнышко, помолчи, пожалуйста, хорошо? Послушай меня.
- Да, говори.
- Я люблю тебя, я всегда любил тебя и единственное, чего я хотел – это подарить тебе хоть капельку тепла, вызвать твою улыбку какой-нибудь глупой шуткой, поцеловать твои глаза. Я мечтал о том, чтобы ты была счастливой. Прости, что я этого не смог.
- Я тебя ни в чём не виню. – тихо сказала Диана.
- Я знаю. Я сам себя виню.
- Не нужно, Дима. Я благодарна тебе за то, что ты дал мне возможность ощутить эту великую радость любви.
- И её великую боль…
- Это ничто по сравнению с тем, как я была счастлива с тобой.
- Прости, родная, мне немного осталось…Можно я тебя поцелую в первый и в последний раз?
Диана наклонилась к его губам, и он нежно поцеловал , чуть касаясь губами её губ.
- Я люблю тебя. – из его застывших глаз покатились слёзы.
- Я тебя тоже люблю, Дима.
- Возьми, пожалуйста, ключи от моей квартиры, там Крис совсем один.
- Хорошо, я всё сделаю. – она не могла больше сдерживаться и горько плакала.
- Ты знаешь, у меня осталось ещё одно желание, но оно не выполнимо…По крайней мере здесь… - ему становилось всё труднее говорить, воздуха не хватало.
- Какое?
- Я хочу увидеть тебя.
- Я такая же, как была на фотографии.
- Если ты когда-нибудь простишь меня за то, что я совершил, то я найду тебя ТАМ, наверху и просто посмотрю на тебя.
- Я уже простила тебя. – девушка провела рукой по его щеке.
- Тогда до встречи, любимая… - сказал он попытавшись улыбнуться.
- До встречи, Дима. – слёзы душили, комок стоял в горле, страх застыл в глазах Дианы.
Он умер на её руках. Она поцеловала его глаза и закрыла их…
Похороны были на следующий день. После этого она пошла к нему на квартиру. Стоя за закрытой дверью, она услышала звук царапающих когтей и жалобный вой, похожий на плач. «Крис, ну здравствуй…Вот мы с тобой и познакомились…Ну что ты смотришь? Да, я одна. Хозяин больше не придёт. Тебе тяжело? Я вижу. Поверь, мне тоже», - она подошла к собаке и обняла её за шею. Она хотела покормить его, но пёс отказывался и от еды, и отводы. Диана прошла в комнату.
Везде было очень чисто и аккуратно. Все вещи стояли на своих местах, именно так, куда бы она поставила их сама. Она подошла к столу. Там не было ничего, кроме…её фотографии в красивой розовой рамочке. Она провела рукой по изображению. Пыли не было. Открыв ящик стола, Диана покопалась в его вещах и нашла толстую тетрадь. Это был его дневник, в который он записал всё, начиная с того дня, как в первый раз влюбился в ту девушку, которая обманула его. Она пролистала чуть дальше и увидела записи, которые были посвящены ей. Это был уже не дневник, а некое подобие любовных писем.
«15 октября.
Сегодня в чате увидел очень странную девушку, которая читала стихи…Она мне понравилась. Надо бы с ней познакомиться.
16 октября.
Она постучалась ко мне в аську! Она такая………такая замечательная! Такая необычная. Она не предаст. Это сразу видно. Она умеет ценить такие вещи, как тепло, нежность и доброту. Говорит, что не верит мужчинам…Хотелось бы заставить её передумать…»
Диана листала дальше и перечитывала почти точные копии всех их разговоров ни о чём. Сущая ерунда, оказывается, для него значила очень многое. Наконец, она наткнулась на первую запись, говорящую о его любви.
«5 ноября.
Блин…Кажется, я по уши влип. Влюбился! Как пацан. Точно влюбился, уже не может быть никаких сомнений, я люблю её! Я люблю её…
10 ноября.
Сегодня она так смешно рассуждала о том, что птицы могут любить даже сильнее, чем люди и приводила пример с лебедями. А хотя, может быть, она в чём-то и права…Ангел. Святая…Знаешь, Дианочка, я пока боюсь сказать тебе об этом прямо и не знаю вообще решусь ли когда-нибудь, поэтому я говорю тебе так: Я люблю тебя, моя хорошая! Люблю тебя больше жизни. Больше себя. Это не ложь. Я никого никогда так не любил, как люблю тебя. Спасибо тебе за то, что ты где-то улыбаешься. Улыбайся почаще, пожалуйста, хорошо? Милая моя…Солнышко…радость моя…ангел…»
Дальше было ещё очень много записей, говорящих о любви. Он был верен ей. Ему был не нужен никто, кроме неё. С каждым прочитанным листком ей становилось всё хуже и хуже. Она уже не пыталась остановить слёзы, они катились из глаз сами по себе. Наконец, она дошла до последней страницы.
«6 июля.
Здравствуй, моя хорошая…Пишу тебе в последний раз, потому что потом могу забыть как это делается. Строчки летят вверх и вниз…Ты уж извини, если что не так…Сейчас слышал в последний раз твой голос. Написал для тебя стихи:
Любить тебя, девочка, сильно и нежно,
Мечтая о чуде, надеясь на встречу,
Любить тебя, девочка, просто безгрешно,
Жалеть иногда, когда слёзы замечу,
Прощать недостатки, кричащие взгляды,
Уметь иногда твоим снам улыбаться –
Уже не смогу я всё сделать, как надо.
Я должен теперь научиться прощаться…
А ещё…совсем забыл. Хотел сегодня собой покончить, да Крис не дал…Но давай не будем об этом. Сейчас я хочу говорить только о том, как я люблю тебя и просить у тебя прощения. Живи, родная. Пожалуйста, живи и живи счастливо. А я уж как-нибудь. Ты не думай обо мне, не надо. Знаешь, ты никогда не прочитаешь этого письма, поэтому я могу написать в нём всё, что захочу, ведь правда? Солнышко моё, я хочу стать птицей…Наверное, голубем. Прилететь на твоё окно и смотреть в твои грустные нежные глаза…Может, тогда я бы видел. Лучше быть птицей и видеть тебя, чем жить вот так, как суждено мне, храня в памяти только твой образ! Я люблю тебя, моя девочка! Люблю и буду любить тебя всю свою жизнь. Знаешь, когда тебе станет совсем плохо, ты просто закрой глаза и почувствуешь, что есть на Земле человек, который любит тебя. Прощай, моя мечта………»
Она закрыла тетрадь и, размазывая слёзы по щекам, кинулась на кухню, ища хоть что-то, что могло соединить её с ним. Нашла нож…Уже собираясь воткнуть его себе в живот, она услышала лай, вбежал Крис и зубами начал вырывать у неё это смертельное оружие. Услышав звук падающего на пол металла, Диана стеклянными глазами посмотрела на собаку. Вся морда была в крови, он поранился, спасая ей жизнь. Его глаза говорили: «Ещё и ты, да? Хозяин приказал мне следить за тобой, что же ты делаешь, а?» Диана заплакала, выбежала на улицу, Крис бежал за ней. Сергей спросил, всё ли с ней в порядке. «Да, со мной всё нормально, собаке нужна помощь», - проглатывая слова, выпалила она.
Через неделю они уезжали домой. Она стояла на кладбище, держа на поводке Криса. «Здравствуй, Димочка. Мы пришли попрощаться с тобой. Криса я заберу с собой, не волнуйся. Я люблю тебя и буду любить тебя до самой смерти, а потом мы соединимся навеки. Ты жди меня ТАМ, хорошо? Я скоро приду. Прощай, любимый мой», - шептала она, дотрагиваясь пальцами до дощечки, возвышавшейся над свежей землёй.
- Мама, мы идём?
- Да, Леночка. Уже всё.
- А то папа говорит, что мы можем опоздать.
- Да, милая. Я иду. Я люблю тебя, моя девочка… - обняла она дочку.
- Я тебя тоже люблю, мамочка. - обхватывая маму за шею тонкими ручонками, сказала девочка.
Диана посмотрела на то, как Лена бежит к отцу, как он обнимает её и крутит в воздухе, как они оба смеются; и поняла, что ещё осталось ради чего жить.

«Прощай, моя хорошая…Прощай и живи счастливо. Спасибо тебе, мой Крис, мой верный пёс, что ты спас её. Я тебе так благодарен за это. Прощай, любимая. Не торопись, ладно? Живи и радуйся, а я тут за тобой иногда буду приглядывать, хорошо? Я теперь вижу твои глаза…Ты поживи, моя девочка, поживи…А я подожду тебя. Не бойся ничего, я дождусь…Обещаю». Сквозь белые чистые весенние облака пробился светлый луч и осветил путь уходящей семье и их собаке...

«Я дождусь, милая, я обещаю…»

Конец.

12

:cry:
...........
больше я ничего не могу написать...
:clap:  :cry:

13

Велиар... Ты гений слова.

Плакать хочется...
Знаешь, Велиар... Я тебя не очень люблю после этого рассказа... Моего самого дорогого человека зовут Дима...
Я не могу читать о такой судьбе главного героя с таким именем... Безумно режет по сердцу, когда я начинаю задумываться...

14

DTLynx
Ну вот... Хотел как лучше, а получилось как всегда...

В общем если будет еще что-нибудь достойное внимания - буду выкладывать в эту же тему ;))

15

Велиар, но в целом против рассказа ничего не имею...
И все же хотелось бы попросить что-нибудь не столь трагичное... Ведь жизнь она и так трагична...

16

DTLynx
Не люблю надуманные хэппи энды. Согласен, рассказа мрачноват, но и от "они жили долго и счастливо" меня выворачивает.
Сейчас вообще работаю над рассказом, в котором хэппи энд не стандартен. :)) Закончу - вывешу.
А пока вот еще одна зарисовка, без названия:

Он сказал: Мне нравятся многие женщины, Я не могу быть только с одной.
Она улыбнулась в ответ.
Он сказал: Я сам по себе, Я свободен и никому ничего не должен.
Она закурила и опустила глаза.
Он сказал: Мне нравятся женщины, которые понимают меня, и ценят мою свободу.
Она ухмыльнулась и выдохнула струйку дыма.
Он сказал: Давай проведем хорошо время, ты мне нравишься
Она затушила сигарету и посмотрела ему в глаза.
Он понял, что она не возражает.
Он спросил: У тебя, наверное, было много мужчин?
Она обняла его и сильнее прижалась к нему.
Он спросил: Тебе хорошо со мной?
Она закрыла глаза и поцеловала его.

Уходя утром, он сказал: Все было здорово, только давай это останется между нами.
Она протянула руку и смахнула невидимую пылинку с его плеча.
Он сказал: Я как-нибудь тебе позвоню.
Она кивнула и захлопнула дверь.
Он позвонил вечером того же дня.
Её не было дома.
Он дозвонился ей на сотовый только поздней ночью.
Она позволила приехать только через неделю.
Он спросил: Ну, как ты развлекалась без меня?
Она улыбнулась и предложила ему кофе.
Он звонил ей почти каждый день.
Она иногда просто не поднимала трубку.
Он приезжал к ней, когда она разрешала.
Она не объясняла, почему приглашения были такими редкими.
Он понял, что хочет быть только с ней.
Он нервничал, когда она не отвечала на звонки.
Он выходил из себя, когда узнавал, что её видели с другим.
Он хотел, чтобы об их связи знали все.
Она была против.
Он хотел, чтобы она была только его.
Он приехал к ней с огромным букетом алых роз.
Она приняла цветы, но попросила больше не приезжать без приглашения.
Он хотел попросить её стать его женой.
Она сказала: Я сама по себе.
Он закурил, у него дрожали руки.
Она сказала: Я свободна.
Ему вдруг стало холодно.
Она сказала: Я никому ничего не должна.
Ему показалось, что сердце остановилось.
Она сказала: И Я не собираюсь что-либо менять

17

Трагично и грусно....

18

Мне нравится...

19

Велиар, я это уже где-то видела... Это твое?

20

Это было уже выложено в нете. В частности в Контакте. Не мое. (Даже если что-то мое, я все равно не признаюсь в этом никогда!)

21

Велиар, жаль...

22

Велиар написал(а):

(Даже если что-то мое, я все равно не признаюсь в этом никогда!)

Почему? =)

23

Стесняюсь...  :oops:

:rofl:  :rofl:  :rofl:

24

Ха! Я вижу ты у Вовки в заметках пошуровал )))

Раз сам "стесняешься", то это сделаю я! (ха-ха) Это пишет Максим и я немного помогаю, так что на правах соавтора имею право! Если будут дефисы в середине обычных слов, то это переносы в Ворде. Ленюсь исправлять...

Названия пока нет. Что-то вроде вкус любви - рабочая версия.

Эпиграф: Человеку не дано понимать, если в нем нет любви.
               И не дано узнавать, если он не жертвует собой.

Пролог.

Коридор освещался только неровным светом факелов. И от их беспокойного света по стенам метались причудли-вые тени. Двое мужчин в черных костюмах тащили под руки молодую упирающуюся девушку с темными волоса-ми в порванной черной майке и местами продранных джинсах. На губах, шее и левой щеке запеклась кровь. Она неожиданно вырвала руку из захвата и расцарапала лицо одному из охранников. Он ударил ее тяжелым ботинком со шнуровкой в живот. Колени у девушки подогнулись, и она упала на холодный пол. Ее протащили еще некоторое вре-мя. Коридор заканчивался деревянными дверьми на желез-ных петлях. Ее распахнули и вышли в довольно просто-рный двор старого замка, заполненный людьми в темных одеждах. Внутренний двор был по периметру окружен на-весом. Судя по большим часам, находящимся на одной из башен, до начала рассвета оставалось пятнадцать минут. Девушку вытолкнули в круг из горящих факелов. Напро-тив нее, за пределами освещенного круга стоял мужчина лет сорока с бледной кожей и черными волосами. На нем был черный кожаный плащ до земли. Глаза смотрели на девушку надменно, но слегка отстраненно, будто их обла-датель только физически присутствовал в этом месте, а мысли его находились где-то за много километров отсюда. Но на самом деле это было обманчивое впечатление. Он усмехнулся.
- Даниэль Делакруа, Вам предоставляется последнее слово. Может, Вы еще захотите изменить свое решение? И всё-таки присягнете мне?
Девушка подняла на него глаза, какие-то безразлич-ные, но от этого не переставшие быть дерзкими, и усмех-нулась разбитыми губами.
- А сам ты как думаешь? – ее голос прозвучал в тишине, нарушаемой лишь потрескиванием факелов, на удивление твердо. – Я скорее убью себя сама, не прибегая к твоей помощи….
- Ты совсем сошла с ума. Впрочем, у вас это семейное. – Он отвернулся, вышел за пределы круга и дал знак груп-пе, державшей в руках веревки и невысокий столб. Они установили столб посреди круга и привязали к нему девушку. Небо на востоке посерело и стало стремительно крас-неть. Все врассыпную бросились под навесы, только одна фигура в черном плаще и с накинутым на голову капюшо-ном не двинулась с места. Девушка подняла глаза к весеннему  небу. Звезды на нем уже начали меркнуть, уступая место солнцу, но созвездие Большой Медведицы было видно еще очень отчетливо. Даниэль прикрыла глаза…. Говорят, что перед смертью вся жизнь проходит перед глазами…. Это неправда. Только лучшая ее часть.


Это тема Велиара =) Создай свою или зайди в общую ;)
Кошка-Зверь


Вы здесь » Ашенвальский лес » Наши записи... » Рассказ